Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Мама сына работает в МВД и использует свои связи – отец ребенка рассказал подробности разборки в Верхней Пышме

21 ноября 2014 14:05

ВЕРХНЯЯ ПЫШМА. История с судебным приставом, по непонятным причинам силой забравшим ребенка у его папы в Верхней Пышме, получила продолжение. С редакцией АПИ связался один из участников конфликта - отец мальчика Максим А., который рассказал новые подробности о ситуации, а также представил документ, который подтверждал его право находиться с ребенком до 10 ноября 2014 года. Подробности - в материале АПИ.

Инцидент, как ранее сообщало наше агентство, произошел 7 ноября. Максим привел своего семилетнего сына Илью (имя изменено,- прим.ред.) на секцию по хоккею в Ледовую арену. После занятий в раздевалке появился судебный пристав Алексей Леонов и потребовал отдать ему ребенка (родители мальчика в разводе, он проживает с матерью). При этом, по утверждению Максима и ряда других родителей, которые стали свидетелями конфликта, от пристава сильно пахло алкоголем. Однако ни в УФССП, ни в полиции корреспонденту АПИ не подтвердили, что Леонов был пьян, а, напротив, заверили, что он действовал полностью в рамках закона.

У Максима, который настаивает на своей правоте и обратился в Уральский родительский комитет, а также в следственный комитет, есть свое объяснение их словам.

«Понимаете, мама Ильи Светлана работает в территориальном ММО МВД «Верхнепышминский» сотрудником по административной практике и тесно взаимодействует со службой судебных приставов. Конечно, у них там «корпоративная этика», они всегда встают на ее сторону», - заявил корреспонденту АПИ Максим.

Он также предоставил редакции ряд документов, проливающих свет на всю эту историю, которая тянется с тех пор, как Максим и Светлана стали жить раздельно.

Так, согласно данным, изложенным в апелляционном определении Свердловского областного суда (скан документа есть в распоряжении АПИ - прим. ред.), Максим и Светлана прожили в браке почти 10 лет, а в июле 2013 года решили разъехаться. При этом их общий семилетний сын Илья остался с папой в квартире, где раньше проживала вся семья, а мама уехала к своим родителям. Официально бывшая чета развелась в феврале 2014 года. В промежутке мальчик поочередно жил то у мамы, то у отца, при этом оба родителя не могли договориться, как надолго Илья будет оставаться у каждого из них, и потому постоянно возникали конфликты. Максим и Светлана предъявляли друг другу претензии, что ребенок пропускал школу, не ходил в поликлинику во время болезни и все в таком духе, а для разрешения споров привлекали полицию. Наконец, в начале апреля 2014 года Верхнепышминский районный суд постановил, что Илья должен постоянно проживать у мамы. При вынесении решения руководствовались интересами ребенка: мол, там и бабушка с дедушкой живут, к которым Илья привязан и которые могут помочь Светлане в воспитании сына, и обстановка знакомая, и удобно расположены различные спортивные/культурные учреждения. При этом на судебном заседании Светлана заверила, что «готова беспрепятственно передавать ребенка для общения с отцом, в том числе, с пятницы по воскресенье и в дни тренировок в хоккейной секции».

Однако на деле мама пыталась ограничивать встречи Ильи и Максима. По словам последнего, он не видел своего ребенка несколько месяцев. Тогда Максим решил подать апелляцию, которую рассмотрел Свердловский областной суд, принявший решение оставить вердикт Верхнепышминского в силе, однако дополнив его предупреждением Светлане о том, что «она не вправе препятствовать общению отца с ребенком».

Казалось бы, на этом все могло закончиться, но нет: между отцом и матерью возобновились скандалы. Светлана по-прежнему мешала общению Ильи и Максима (последний продемонстрировал АПИ телефонную видеозапись, на которой видно, как мама силой тащит мальчика из школы и говорит не оборачиваться, а за ними идет отец и окликает ребенка - прим. ред.). Примерно в это же время появилось требование судебных приставов (копия есть в распоряжении АПИ - прим. ред.) о том, что Максим не может забирать сына из школы без согласования с матерью.

«На работе через Светлану проходят все эти документы по должникам, которые предоставляют приставы. Она их обрабатывает. То есть вполне понятно, откуда взялось это «требование»», - отмечает Максим.

Перед осенними каникулами родители все же смогли договориться - сын останется с папой на несколько дней. Требование судебных приставов, в котором прописано, что Максим обязан вернуть Илью маме до 10 ноября, также есть в распоряжении редакции АПИ.

«Я не возражал, собирался все сделать, как договорились. И тут 7 ноября заявляется этот пьяный пристав, пытается забрать моего ребенка и доводит его до слез. Потом я пытался узнать в УФССП, почему так произошло, если была договоренность и документ есть, но мне не смогли дать вразумительного ответа», - рассказывает Максим.

Далее, как следует из заявления Максима в следственный комитет (копия есть в распоряжении редакции АПИ - прим. ред.), он вывел Илью из раздевалки. Там в этот момент находилась Светлана.

«Не стесняясь, она схватила Илью и прижала своим телом к стене, вырывая руку сына из моей. От такого я был в шоке, ребенок ревел, и все это было у всех на глазах. Я спросил у сотрудника ППС - что делать дальше? Он сказал - доставляем всех в дежурную часть, и судебных приставов тоже. В этот момент мать дернула руку сына, и я, чтобы не было больно ему, отпустил. Мать, схватив Илью, бегом бросилась в свою машину», - написал Максим.

В итоге в полицию приехал только он и свидетели. На вопрос полицейскому, где остальные, тот ответил, что они не обязаны доставлять всех. Максима, разумеется, возмутил такой ответ, и в своем заявлении в СК он попросил привлечь к ответственности сотрудников ППС, которые не исполнили свои должностные обязанности, а также сорвали медицинское освидетельствование Леонова, которое доказало бы, что он был пьян.

«Нас было человек 10 взрослых людей, не меньше, и все чувствовали, как от него пахнет алкоголем. Зачем незнакомым людям было бы врать в полиции?» - комментирует Максим.

Между тем мать мальчика Светлана отказалась озвучить свою позицию.

«Я ничего не комментирую», - заявила она корреспонденту АПИ по телефону и бросила трубку.

Теперь отец вместе с Уральским родительским комитетом ожидает вмешательства уполномоченного по правам ребенка РФ Павла Астахова и председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елены Мизулиной. АПИ продолжит следить за развитием событий.

 

© Ксения Дубинина, «АПИ»
Опубликовано по материалам ИА «Свердловское областное агентство политической информации».





Оставить комментарий
Комментарии сайта
Вконтакте
Facebook
 
 
Суббота, 6 июня 2020
 

Читайте также
Михаил Мишустин утвердил порядок распределения медицинских препаратов для лечения COVID19
Вчера 17:40 Михаил Мишустин утвердил порядок распределения медицинских препаратов для лечения COVID19
2,5 тонны сломанных деревьев и мусора вывези из городской аллеи спортсмены Академии единоборств РМК
Вчера 17:23 2,5 тонны сломанных деревьев и мусора вывези из городской аллеи спортсмены Академии единоборств РМК
На Урале выделили 295,2 млн рублей для детских садов и школ
Вчера 15:45 На Урале выделили 295,2 млн рублей для детских садов и школ
Сотрудники Свердловского ГИБДД проводят рейды на «зацеперов»
Вчера 15:25 Сотрудники Свердловского ГИБДД проводят рейды на «зацеперов»