Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Социальное предпринимательство в России: общественные туалеты, деревенский магазин и производство крем-меда

13 апреля 2015 13:01

ЕКАТЕРИНБУРГ. В следующем году в России может появиться закон о социальном предпринимательстве. Но мало кто может сходу сказать, что подразумевает под собой это словосочетание. Даже среди экспертов до сих пор нередко возникают споры на данную тему. Корреспондент АПИ попытался разобраться, почему такие разные виды деятельности, как открытие общественного туалета и производство крем-меда называются «социальным предпринимательством» и как некоммерческие организации частично выходят на самоокупаемость.

Социальное предпринимательство (далее СП) - термин, вошедший в русский лексикон сравнительно недавно и еще не до конца «опробованный на вкус». Ограничить его определенными рамками, критериями практически невозможно. В общем смысле под СП подразумевается решение определенной социальной проблемы на конкретной территории за счет создания устойчивой бизнес-модели. Основными сферами деятельности являются образование, медицина, трудоустройство социально незащищенных категорий граждан.

Как отдельный вид бизнеса СП сформировалось в 80-х годах XX века. Основателем его принято считать Уильяма Дрейтона, создателя некоммерческой организации «Ашока», оказывающей поддержку социальным предпринимателям и инвестирующей в социальные инновации. Через три года после появления фонда профессор экономики, лауреат Нобелевской премии мира Мухаммад Юнус основал «Сельский банк», специализирующийся на выдаче микрокредитов простым крестьянам.

В России первооткрывателем стал президент нефтяной компании «Лукойл» Вагит Алекперов, учредивший в 2007 году фонд поддержки и развития СП «Наше будущее». За годы его существования помощь получили 133 проекта в 47 регионах страны на общую сумму около 297,5 млн рублей.

Первооткрыватель социального предпринимательства в России Вагит Алекперов, фото - Reuters

Со стороны государства отдельной поддержки СП в России фактически не существует: бизнес может получать субсидии и гранты лишь на общих основаниях. Объясняется это тем, что термин пока не закреплен законодательно. Но, как рассказал АПИ заместитель руководителя представителя Агентства стратегических инициатив (АСИ) в УрФО Александр Василевский, законопроект о СП находится в разработке и должен быть подготовлен до конца 2015 года.

«АСИ занимается созданием целого ряда дорожных карт, которые являются подготовкой к принятию закона. Сейчас он находится в активной стадии обсуждения», - заявил Александр Василевский, добавив, что существует множество нюансов, которые необходимо учесть при разработке проекта.

Основная сложность, по мнению экспертов, заключается в определении понятия «социальный предприниматель». По словам депутата законодательного собрания, председателя свердловского отделения общественной организации «Опора России» Евгения Артюха, минэкономразвития использует термин с 2010 года, но недавно, на обсуждении законопроекта о введении налоговых каникул, возникла серьезная дискуссия о том, кого можно считать социальным предпринимателем.

«Например, является ли работа частного детского сада СП или же это просто коммерческая деятельность в сфере общеобразовательных услуг? Парикмахерские, ритуальные услуги - СП или нет? Возникает этот вопрос, потому что раньше, в советское время, такая деятельность относилась к социальному и бытовому обслуживанию населения», - поясняет Евгений Артюх.

И все же дать определение СП, по мнению экспертов, можно, условно разделив его на три большие группы. В первую очередь это бизнес, работающий непосредственно в социальной сфере, например, создающий частные детские сады, клиники, разрабатывающий необходимое незащищенным категориям граждан оборудование. Во-вторых - некоммерческие организации, в число которых входят фонды, АНПО и подобные учреждения, занимающиеся социальными функциями и применяющие бизнес-технологии. К третьей группе относятся предприниматели, осознающие социальную ответственность и параллельно бизнесу ее реализующие. И в каждой из этих групп существуют свои «болевые» точки - проблемы, требующие своевременного решения.

Бизнес в социальной сфере - частные садики в городах и бани в деревнях

На сегодняшний день, по информации АСИ, в стране действует более семи тысяч государственных социальных учреждений, где оказывают услуги 26 млн человек. И менее 100 негосударственных, где обслуживается около 27 тысяч человек.

«В принципе бизнес заинтересован идти в эту сферу, но существует множество препон. Например, обязательное медицинское страхование. Бизнес туда не идет, потому что это не окупается. Не может он обслуживать эти полисы, потому что очень низкая рентабельность. Также во многом пока не заинтересована власть. Например, частный детский садик - он начинает нести те же функции, что государственный. И родители платят деньги напрямую предпринимателю. Но если происходит какое-то ЧП, кто оказывается виноватым? Можно ли быть уверенным, что в нем будут выполняться те же нормы, что и в обычном детском саду?», - комментирует Василевский.

Как местные власти, так и общество, по его мнению, далеко не всегда готовы доверять предпринимателям в социальной сфере. Между тем она остается одним из самых широких просторов для деятельности и могла бы существенно повысить количество занятых в малом и среднем бизнесе. Как отметил президент РФ Владимир Путин на заседании Госсовета по вопросам развития малого и среднего предпринимательства, доля такого бизнеса в ВВП России невелика - всего 21%, в то время как в государствах с развитой экономикой превышает 50%.

Приход бизнеса в социальную сферу также позволил бы снизить нагрузку на бюджет страны, переложив затраты на содержание работающих в госучреждениях людей и самих зданий на бизнес. Сейчас АСИ создает несколько дорожных карт, чтобы облегчить предпринимателям вступление в государственные владения.

Между тем ситуация в крупных городах и на отдаленных территориях серьезно отличается. Если в мегаполисах насчитывается несколько десятков частных детских садов и клиник, то в муниципалитетах зачастую закрываются бани, а в деревнях даже открытие небольшого магазина, где продают социально важные продукты - молоко, хлеб, картошку и другие - уже можно считать, по мнению Евгения Артюха, СП.

Деревенский магазин, фото - shpilenok.livejournal.com

«Вопрос о СП наиболее актуален для территорий неразвитых, депрессивных, где нет развитой инфраструктуры. Если в каком-то городе существуют социальные проблемы, например, с оказанием бытовых услуг, и они решаются конкретным бизнесменом - за счет открытия единственного магазина, бани, общественных туалетов - это СП», - считает глава регионального отделения «Опоры России».

Отметим, что большинство социальных предпринимателей готово работать в глубинке. Но мотивом для расширения деятельности, в отличие от крупного бизнеса, является не дополнительный источник прибыли, а осознание необходимости помочь. Так, член общественной организации «Деловая Россия», учредитель международной школы лидерства для молодежи «Jlider» Вера Голенкова с сожалением говорит о практическом отсутствии в муниципалитетах области квалифицированных специалистов по творческому развитию и психологической поддержке детей.

«Из разговоров с психологами в отдаленных городах от Екатеринбурга мне известно, что там либо вообще нет, либо практически не развиты курсы самоопределения молодежи. Начинаешь делиться своими эмоциями от работы и слышишь: «А вот бы и нам так». И понимаешь, что в чем-то они обделены, конечно. Поэтому надо идти вглубь Урала, так как не достается этого периферии», - поясняет Вера Голенкова, добавляя, что планирует начать работу в нескольких городах области.

Школа «Jlider» не только работает на коммерческой основе, но и параллельно предпринимательской деятельности активно сотрудничает со школами Екатеринбурга, бесплатно оказывая поддержку ученикам, а также ведет три детских дома. Это один из примеров второй группы, которую эксперты включают в определение термина «СП».

Социально-ответственное предпринимательство: хочешь жить в комфорте - помоги тем, кто рядом

Школе Веры Голенковой, существующей как ООО, в этом году исполнилось 12 лет. В команде работают специалисты, которые, по признанию руководителя, относятся ко всем детям - и из школ, и из детских домов, и к тем, кто приходит на курсы, - одинаково.

«Для нас все дети, с которыми мы работаем, личности, которых нужно развить, обучить, сформировать их как уверенных, самостоятельных и ответственных людей», - рассказывает глава «Jlider».

По ее мнению, СП произрастает из любви, приверженности благим целям. С ней согласна основательница компании по производству крем-меда «CoccoBello» Гузель Санжапова. Ее отец получил в наследство пасеку в деревне Малый Турыш, в 200 км от Екатеринбурга. В 2013 году у Гузели возникла идея не создавать обычный мед, который она не любит, а готовить продукт по технологии взбивания. Тут же было решено добавлять в него ягоды для вкуса и, покупая их у местных бабушек, обеспечить часть населения деревни стабильным заработком. Всего в деревне 20 домов, в которых проживают 50 человек.

В первом сезоне ягоды собирали четыре бабушки, во втором - 15. В этом году Гузель ожидает 30-35 сезонных работников. Кроме того, осенью 2014 года в деревне она построила цех, где трудятся два наемных работника, а еще один мужчина помогает на пасеке. Как только будет запущен второй цех, количество мест для постоянной занятости увеличится до восьми. Таким образом, малый бизнес способствует продолжению жизни деревни, в то время как многие другие бесследно исчезают с карты страны.

Крем-мед CoccoBello, фото - соцсети

«Когда я начинала свое дело, конечно, не задумывалась о том, что мы социальные предприниматели. В 2013 году это словосочетание еще не вошло прочно в моду. Я просто хотела изменить что-то вокруг себя. В любой сфере можно создать маленькое предприятие, которое будет смотреть с надеждой в будущее и ответственно подходить к бизнесу. Если ты хочешь чувствовать себя комфортно в обществе, городе или деревне - создай эту среду, просто начни что-то менять, а люди уже помогут», - говорит Гузель Санжапова.

По ее мнению, любой бизнес должен нести социальную нагрузку, задумываться о будущем детей.

«Но в реальности лишь малая часть предпринимателей имеет еще какие-то приоритеты, кроме зарабатывания денег», - с сожалением отмечает создательница известной теперь на всю Россию фирмы.

Нежелание связываться с социальной ответственностью замечает и Александр Василевский.

«Социально-ответственный предприниматель ведет активную помощь: принимает на работу инвалидов, пожилых людей, содержит детский садик и так далее. Но здесь пока нет хороших законов, которые бы стимулировали предпринимателей повышать количество собственных социальных проектов. Льготы получить очень сложно. Хотя в развитых странах законодательство в этой сфере очень развито», - подчеркнул представитель АСИ.

Евгений Артюх привел в пример широко распространенную в юридических кругах США и Великобритании практику «Probono» (от лат. - Pro bono publico - ради общественного блага). Ее суть заключается в том, что юристам рекомендуется оказывать не менее 200 часов в год бесплатной юридической помощи.

«Это социальная ответственность. При осуществлении рейтинга юридических компаний, в частности, авторитетным журналом «Legal», помимо информации о выручке за год, количестве юристов, партнеров, указывается обязательная строка - «Probono», которая влияет на положение. Если ее нет у фирмы, то она никогда не займет лидирующие позиции в рейтинге», - комментирует Евгений Артюх.

Почему деятельность некоммерческих организаций называют предпринимательством

Самая многочисленная группа в определении СП - организации, не имеющие в качестве основной цели получение прибыли: НКО, АНПО, различные фонды. На 17 февраля 2015 года министерством юстиции РФ зарегистрировано 225 724 некоммерческие организации. В них входят 28 тысяч профсоюзов, 27,5 тысячи религиозных организаций, 22 тысячи некоммерческих и общественных фондов, 19,5 тысячи автономных некоммерческих организаций, 17,5 тысячи учреждений.

«Основная их цель - помогать. Эта деятельность может быть связана с бизнесом или направлена на помощь тем, кто имеет проблемы в ЖКХ, многодетным матерям. Нужно учесть, что если бизнес ведется, то он направлен на покрытие внутренних потребностей, а коммерческая деятельность в любом случае должна соответствовать уставной», - говорит исполнительный директор НП «Союз малого и среднего бизнеса Свердловской области» Людмила Варакина.

Учитывая, что создаются некоммерческие организации не ради прибыли, финансирование они в основном получают от государства. Поддержка реализована на федеральном и региональном уровне через соответствующие гранты. НКО также существуют за счет пожертвований.

Возникает вопрос: почему некоммерческие организации относят к предпринимательству, хоть и социальному? Как поясняет Александр Василевский, НКО при осуществлении деятельности используют бизнес-технологии, например, проводя бизнес-event для сбора средств на благотворительность, распределяя их, составляя бизнес-план для получения грантов.

Одним из примеров, который к тому же получил поддержку АСИ, является проект «Благое дело». Он объединяет команду специалистов, занимающихся социализацией и реабилитацией людей, которым нужна особая помощь и сопровождение. При том, что без субсидий он существовать не может, частично проект является самоокупаемым.

Эмблема «Благого дела» - Ангел единой надежды в Оленьих ручьях, фото - fortuna-t.ru

«Они вовлекают инвалидов в ремесленную и театральную деятельность, привлекают к изготовлению сувениров. Эти сувениры затем продаются, то есть существует некий коммерческий процесс, который помогает проекту жить», - уточнил Александр Василевский.

Так, в конце декабря дипломатическому корпусу Свердловской области были вручены сувениры из дерева и ткани, изготовленные в мастерских проекта «Благое дело». При их небольшой стоимости сама закупка таких вещей имеет большое значение как для поддержки людей с ограниченными возможностями и существования НКО, так и для развития социальной ответственности в обществе в целом.

Отметим, что минэкономразвития в марте этого года, в рамках Недели российского бизнеса, вновь предложило законодательно закрепить термин «СП». Конечно, при появлении закона об этом виде деятельности и, соответственно, дополнительных льгот в такой бизнес могут устремиться желающие поживиться за чужой счет. В этом, по мнению экспертов, заключается главная опасность. Если не ограничить максимальным количеством критериев тех, кого можно будет назвать социальными предпринимателями, - будь то НКО, ответственный бизнес или же работающие в социальной сфере - можно расплодить мошенников. С другой стороны, бюрократия зачастую сводит на нет все благие начинания. Поэтому, скорее всего, специалистам придется провести еще не один круглый стол и дискуссию на тему того, кто такой социальный предприниматель и в какой поддержке он нуждается.

 

© Анна Федорова, «АПИ»
Опубликовано по материалам ИА «Свердловское областное агентство политической информации».





Оставить комментарий
Комментарии сайта
Вконтакте
Facebook
 
 
Понедельник, 30 ноября 2020
 

Читайте также
В Свердловской области увеличили бюджет регионального фонда медицинского страхования
27 ноября 2020 16:30 В Свердловской области увеличили бюджет регионального фонда медицинского страхования
В Свердловской области завершились согласительные процедуры по подготовке бюджета
27 ноября 2020 15:46 В Свердловской области завершились согласительные процедуры по подготовке бюджета
«Екатеринбурггаз» запустили новый газопровод высокого давления
27 ноября 2020 10:15 «Екатеринбурггаз» запустили новый газопровод высокого давления
Четыре продуктовых бренда Свердловской области участвуют в I национальном конкурсе «Вкусы России»
27 ноября 2020 09:55 Четыре продуктовых бренда Свердловской области участвуют в I национальном конкурсе «Вкусы России»