Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Евгений Болотин

30 апреля 2010 11:48

Самая серьезная задача для банков на 2010 год - стимулировать приход хороших заемщиков

Начало 2010 года стало показательным для российской экономики. Все бизнес-показатели плавно, может быть и не так быстро как хотелось бы, но пошли в верх. Признаки оживления после кризиса стали заметны и в промышленности, и в финансах. И, наверное, восстановление экономики шло бы куда труднее, если бы в трудный период не удалось сохранить стабильность в секторе банковском. За счет чего удалось свести к минимуму последствия паники, которая царила среди вкладчиков осенью 2008 года, как изменились за год кредитные учреждения и их клиенты, что происходит на банковском рынке сегодня? На эти вопросы мы попросили ответить заместителя председателя Уральского банковского союза Евгения Болотина.

 - Евгений Геннадьевич, прошлый год был очень непростым для всей экономики. Как пережили его наши банки?

- В 2009 году восстановились вклады населения. Фактически все банки, за исключением санированных, погасили кредиты, которые получали от Банка России (хотя у нас в области их было крайне немного). Если говорить о кредитах, то весь прошлый год шел рост просроченной задолженности. Кредитный портфель при этом не увеличивался, но сильно и не падал. Правда, серьезно сократился объем кредитов физическим лицам.

 - Граждане начали более трезво оценивать свои возможности?

-Сложилась очень интересная ситуация. Во-первых, люди повели себя значительно лучше, чем об этом говорили аналитики и пресса. Кредиты гасятся, и очень активно гасятся. При этом граждане почти не берут новых кредитов.

Да, с декабря прошлого года появилась тенденция роста выдачи кредита гражданам, которая сохраняется и в первые месяцы нынешнего года. Но при этом погашение пока превышает выдачу: люди не хотят брать кредит.

Для нас самая серьезная задача на 2010 год - стимулировать приход хороших заемщиков в банковскую систему. Пока, к сожалению, большинство заемщиков обращаются в банки, чтобы решить собственные финансовые проблемы, которые как раз и не позволяют выдать кредит. Большинство таких заемщиков не очень понимает, что банк дает кредит тому, кто в деньгах не нуждается. А если банк даст кредит заемщику с большими финансовыми проблемами, то денег назад не получит.

- А какова ситуация на рынке вкладов?

- Вклады восстановились фактически до уровня 2008 года. По сути, подорванное кризисной осенью доверие вкладчиков восстановилось. Восстановилось, конечно, за счет высоких процентов по вкладам. Стоимость денег, как известно, определяет активность частного инвестора, которая в нашем регионе очень высока.

Со временем эта активность снизится. Я думаю, что к концу 2010 года вклады будут стоить значительно ниже, чем в начале года, и это станет сдерживающим фактором для клиентов банков.

- Именно высокие ставки по вкладам и определяют немалую цену кредитов, в том числе и для промышленных предприятий?

- У нас очень активные промышленники. И они предлагают формировать ставку по кредитам по принципу «учетная ставка Центробанка плюс еще 3 - 5 процентов».

Они считают, что в этой программе должны участвовать средства, выделенные ЦБ на восстановление вкладов. Но самое уязвимое место этой идеи в том, что деньги Центробанка в тот момент вымывались, плюс вымывались  деньги у промышленников. Спрос у предприятий упал, выручка упала, и, соответственно сократились финансовые ресурсы. Тогда деньги в банковскую систему давались, фактически для того чтобы поддержать расчеты. Собственно, и население вернулось в банки во многом благодаря высоким ставкам. То есть, человек оценил для себя, что вложение в российскую экономику выгодно под 16 процентов годовых. Следовательно, промышленники могут получить деньги только под 16 процентов плюс пять-шесть процентов банковских рисков.

Парадокс ситуации в том, что в сейчас хороший заемщик считает ставки по кредитам очень высокими, и не берет кредит. Конечно, если бы ставка по кредиту была ниже, он бы его взял. Складывается некий кредитно-вкладной тупик. Банки не могут понизить ставки по кредитам, потому что вклады приняли по высоким процентам, и еще достаточно длительное время эти проценты нужно будет платить, а заемщики не хотят брать, потому что ставки по кредитам высоки. В результате у финансово-кредтных организаций появляется излишняя ликвидность.

- Получается, что деньги, вложенные банки, работают недостаточно активно?

- Банковский продукт - продукт длительный. Тут особое значение имеет превышение процентных доходов по кредитам над расходами по привлеченным средствам. Пока у нас доходы выше, чем расходы практически по всей банковской системе и по отдельным банкам тоже. И если ряд банков показывает убытки, то убытки эти появляются за счет формирования резервов. И если посмотреть их доходы-расходы до формирования резерва, то доходов окажется больше. Именно поэтому нет причин бояться финансовой несостоятельности банков.

- Значит,  проблему излишней ликвидности должен урегулировать рынок?

- Сейчас работает закон спроса-предложения. Раз кредиты не берут, банки начинают снижать ставки по вкладам. Снижая ставки по вкладам, они во-первых, снижают приток вкладов, но, к счастью, этот приток снижается незначительно. У людей есть деньги, и они готовы вкладывать их в банки. Если в начале 2009 года люди охотно размещали свои накопления под 20 процентов годовых, то сейчас они готовы отдавать их под 12 процентов. За три месяца 2010 года, при том, что уже началась компания по снижению ставок, в уральские банки поступило более 6 миллиардов  рублей. Такой приток давит на банки. Денег много, их надо куда-то размещать. Но, с другой стороны, и на рынке кредитов не все так плохо. К примеру, только один из коммерческих банков области выдал за первый квартал один миллиард потребительских кредитов. Я считаю, что это  показатель того, что рынок как-то разогревается.

- Евгений Геннадьевич, сейчас активно обсуждается идея создания национальной платежной системы. Как вы считаете, нужна ли нам такая система?

- Идею о создании такой системы один мой коллега высказывал еще семь лет назад. Я рад, что за эти годы и чиновники поняли необходимость национальной платежной системы в России. Я  надеюсь, что на ее создание уйдет меньше семи лет.

Одно из главных препятствий на пути этого проекта в том, что мировые гиганты теряют очень крупный рынок по всем фронтам, и серьезно сопротивляются. Я думаю, что большое количество негативных откликов где-то срежиссировано. Национальная платежная система есть во многих странах, и я не вижу препятствий для создания такой системы и в России. По большому счету эту систему можно просто скопировать систему с любой другой крупной национальной платежной системы, и ввести в нее как можно больше банков. Фактически речь идет только о том, чтобы обособить часть платежной системы от западных транзакционных центров. Потому что, как это ни парадоксально, сотрудники ФСБ, Минобороны, МВД, получают сейчас зарплату на карточки, выпущенные западными платежными системами. А проконтролировать лимит и поступления на карты таких сотрудников  из западного банка, среди сотрудников которого вполне могут оказаться работники спецслужб, совсем не сложно.

По сути, большинство платежных систем построены одинаково. И российская платежная система - исключительно юридическое явление. Его надо просто правильно определить,  и перекрыть поток информации за рубеж. Если Visa согласится переформироваться в Visa Russia, например, и набрать совет директоров из российских банкиров, я думаю, так и создастся национальная платежная система Росси, тем более, что система сама по себе отработана.

Задача привязать к одному счету несколько карточек давно уже решена. И если по национальной банковской системе комиссия будет сокращена, то все быстро перейдут на новую систему. Но для того, чтобы сделать низкую комиссию, нужна инвестиционная поддержка государства. Напрямую такую поддержку оказать невозможно (ФАС), но инвестиционная поддержка может быть вполне реальна.

КСТАТИ:

Проект предоставления банкам беззалоговых кредитов оказался весьма прибыльным. На процентах по таким ссудам Центробанк заработал 200 миллиардов рублей.

Изначально у ЦБ не было задачи получить прибыль от выдачи беззалоговых кредитов. Прежде всего, это был инструмент поддержки кредитных организаций во время кризиса. На его пике объем беззалоговых кредитов доходил почти до 2 триллионов рублей. Сегодня задолженность банков по таким ссудам составляет всего 60 миллиардов рублей. За все время был лишь один случай, когда банк не смог расплатиться по беззалоговому кредиту.

Сейчас у банков на счетах в ЦБ хранится более 700 миллиардов рублей, еще более 100 миллиардов вложено в ценные бумаги, подсчитал Мурычев.

Распечатать


 
Воскресенье, 8 декабря 2019