Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Борис Грачевский: Запреты – это страшно, следующим шагом может стать сжигание книг на площадях

31 октября 2014 15:38

Создатель знаменитого киножурнала «Ералаш», режиссер полнометражных драматических лент «Крыша» и недавно завершенного «Между нот или тантрическая симфония», заслуженный деятель искусств РФ Борис Грачевский посетил Екатеринбург с концертом, в котором приняли участие учащиеся Детской филармонии. Корреспонденту АПИ удалось пообщаться с режиссером и разузнать как о любимом детище Бориса Юрьевича, так и об отношении к цензуре на телевидении. Подробности - в материале АПИ.

- Борис Юрьевич, вы приехали в Екатеринбург представить новый для нашего города формат созданного вами легендарного киножурнала - «Ералаш-концерт». В нескольких городах страны подобные мероприятия уже проводились...

- Мы действительно делали несколько раз такие концерты в России и на Украине, кстати, тоже - в Киеве. Всегда они проходят прекрасно, потому что сочетание нашего «Ералаша» с талантливыми местными ребятами дает очень интересный и яркий результат.

- А не возникало желания пойти дальше и вывезти ваше творение в Европу, например?

- Мы возили какое-то время и постоянно получали призы - куда ни приедешь - сразу приз. Все обалдевают, как работают дети. Ну и что? Тратим деньги только - провались оно пропадом. Все равно никто не покупает там, потому что работа эта абсолютно русская - в плане юмора, менталитета. Правда, давно не были заграницей, поэтому в ближайшее время все-таки соберемся опять.

- «Ералаш» существует уже 40 лет, и за это время перед вашими глазами сменилось несколько поколений ребят. Замечаете ли вы какую-то принципиальную разницу между советскими детьми и современными российскими?

- Дети как дети, сколько было талантливых - столько и есть сейчас, ничего не меняется. Другой вопрос - каким механизмом пробивается человек. Это разные истории. Дети немножко другие, повзрослели, конечно.

- Звездная болезнь не возникает у них?

- Бывает. Но мы справляемся - самым главным решением обычно является - «Зазвездился - больше не позову». Если исправился - вернется. Случаев много и все они разные, но имена не хочется называть.

- Около трех лет назад, когда вы также приезжали в Екатеринбург и давали нашему агентству интервью, вы говорили о нехватке детского телевидения и кинематографа в России. Сейчас ситуация как-то изменилась?

- Детское сейчас есть, но мне бы хотелось, чтобы все средства пробовали вернуть русский менталитет, а он находится в таких мультиках, как «Ну, погоди!», «Варежка», «Чебурашка», «Простоквашино». В этом надо искать. Это воспитывает. Старые мультики - добрые, милые, человечные. В этой же нише находится «Ералаш». Он сейчас очень сильно в возрасте опустился, потому что мы начинали его как киножурнал для десятилеток, а сейчас его смотрят с 5-6 лет. У меня дочке два года - она тоже смотрит. Я говорю: «Ты чего смотришь?». Не понимает ничего конечно, а на экране дети играют, музыка звучит - конечно, ей интересно.

- У нас есть несколько детских телевизионных каналов, но в основном на них царит засилье американских мультфильмов, зачастую совершенно диких и неадекватных...

- Вот! Каких угодно. И мультфильмов, и даже передач очень много нерусских. Никто не хочет работать - проще купить и все.

- А, может, стоит запретить их, ввести цензуру, как некоторые предлагают?

- Сейчас уже пошел серьезный разговор о том, чтобы запретить американские фильмы. Но следующим шагом тогда может стать сжигание книг на площадях. Еще чуть-чуть осталось. Никак никто не хочет понять - запреты - это страшные вещи. Это фашизм, сталинизм. Ведь был же период, когда Достоевского запрещали, Есенина и массу других литераторов. Потому что всех под одну гребенку тогда подводили. О других великих наоборот говорили, что они боролись с царизмом. Пушкин боролся с царизмом и Лермонтов - надо же до такого додуматься! Пушкин, за то, что один раз подслушав разговор, не сообщил о нем - ссылку получил. Горький вообще не планировал становиться коммунистом, большевиком, марксистом. Ему приписали, что он революционер, и он бежал на Капри. Когда вернулся, тут его и прихлопнули. Он ненавидел среду, откуда вышел, этого быдла. Блока спасла поэма «Двенадцать» и то, что он болел туберкулезом - решили, «сам помрет». Что за страна?! Эфрон, муж Цветаевой, возвращается в Москву и из-за того, что он убил сына Троцкого, первое, что с ним делают - расстреливают. Это для начала. А затем уже дальше история развивается. Жуть, что творилось. Я еще застал время, когда проклинали Пастернака за книгу, которую пока я читал, несколько раз чуть не заснул. Более скучного произведения я ни разу не видел. Там ничего нет антисоветского, книга вообще о другом. А попал под поезд.

- Если резюмировать, цензура нам не нужна?

- Самое главное, мы не должны ничего ограничивать. Легче всего удавить - и останешься один. Это же не подвиг. Сейчас, когда век интернета на дворе - плевать на запреты. Не дашь что-то посмотреть - зайдут с другой стороны и найдут все, что надо.

 

© Анна Федорова, «АПИ»
Опубликовано по материалам ИА «Свердловское областное агентство политической информации».

 

Распечатать


 
Воскресенье, 8 декабря 2019