Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Александр Антонов: Лучше, когда мегаполис реализует внутренние резервы развития и трансформирует городскую ткань, а не расползается в стороны

14 июля 2014 13:07

В Екатеринбурге на прошлой неделе прошла урбанистическая конференция «Территории и города завтра: инструментарий позитивных перемен», посвященная развитию строительства в столице Среднего Урала. На ней собрались видные проектировщики и архитекторы не только из России, но и из других стран. Свой доклад зачитал даже губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

Корреспонденту АПИ удалось встреться с одним из участников - архитектором-урбанистом НИиПИ градостроительства Московской области, членом правления НП «Объединение планировщиков» Александром Антоновым. В беседе он рассказал о том, почему уральским общественникам необходимо бороться даже за самые бесполезные старые дома, как сделать, чтобы лосей на дорогах больше не сбивали, почему Екатеринбургу не стоит гордиться своими небоскребами, а также поделился своим мнением об архитектуре главного свердловского города.

- Сейчас в Екатеринбурге идет повальное строительство бизнес-центров. Из-за этого компании зачастую сносят старинные дома, которые не имеют статуса ОКН. Недавно у нас в городе было несколько таких случаев, общественники очень возмущались. Интересно ваше мнение: нужно ли бороться за такие здания?

- Вы затронули даже два вопроса, отвечу по порядку. Насколько я понимаю, на бизнес-центры не очень большой спрос. Судя по тому, что нет особо большого желания у каких-то компаний федерального уровня все это арендовать. Однако считается, что этот бизнес высокодоходный. Как это все работает - не меня лучше спрашивать. Я не очень понимаю, как они покрывают свои убытки.

Что касается архитектуры, то, безусловно... Понимаете, тема исторического наследия, она, на самом деле, очень сложная и многогранная, и я всех понимаю. Я понимаю защитников, которые действительно должны защищать. Они не могут себе позволить идти на компромисс, потому что как только они пошли на него - а вот это здание, мол, ну да, вроде как историческое, но выглядит, как сарай, ну давайте, ладно, снесем, - все посыплется. С другой стороны, ну... нельзя же все сохранять. Если мы все будем сохранять, то у нас не будет места, где что-то новое можно строить.

Вообще я считаю, что город должен преобразовываться, лицо как-то должно меняться. Мне кажется, это сообществу нужно выработать какой-то общий подход к этому. Отношение к памятникам разное везде. Если в Европе главное, чтобы камень был натуральный - как заложил его там, например, Данила-мастер, так пусть и стоит, то в Китае важно место. Важно, если вы что-то сломали, что вы создадите на этом месте. Если, опять же, памятник с уважением, это одно. Если вы зачищаете территорию и там строите что-то такое, что вообще не напоминает об истории, это другое. Я думаю, общество должно как-то определиться. И, конечно, все-таки у нас не такие исторические города в стране, как, например, в Европе или на Востоке. У нас мало наследия, на самом деле, поэтому его особо надо беречь.

- К слову о современных зданиях... Они имеют какую-то архитектурную ценность? Какова вероятность, что спустя время их тоже снесут ради чего-то более нового?

- Есть позиция, что все они будут памятниками, рано или поздно. Наверное, время рассудит, имеют они ценность или нет. Пока у нас в этом плане строительство побеждает архитектуру.

- Нередко новые здания возводят в ущерб природе. Тоже в Екатеринбурге есть случай - при строительстве бизнес-центра рабочие немного заходят на территорию парка. Местные жители не рады, конечно. Что вы думаете по этому поводу?

- Здесь мы очень сильно отстаем от цивилизованного мира, который признал, что природа, в разных ее проявлениях, представляет сегодня одну из основных ценностей. У нас это не очень хорошо прописано в градостроительной документации. Оттуда пропал раздел об охране природы. У нас система безотходной переработки мусора, система снижения потребления энергии и так далее - все это не очень поддерживается динамическими методами.

Конечно, пора уже как-то встраиваться в природу. Или наоборот - встраивать природу в себя. Но, опять же, у нас нет пока экономических механизмов, которые стимулировали бы такое отношение. Это пока невыгодно. Рано или поздно это случится.

- В Екатеринбурге существует проблема точечной застройки. Можно ли как-то решить этот вопрос? И как у вас в городе с этим обстоят дела?

- А что такое «проблема точечной застройки»?

- Дома прямо смотрят друг на друга, очень тесно стоят...

- Ну, они везде тесно стоят в мире. Что такое «точечная застройка»? У нас появился какой-то термин, который на самом деле обозначает совершенно нормальное, естественное явление. Если есть пустое место, то оно застраивается. Вопрос в том, почему это место оказалось пустым и чье оно вообще. Часто бывает, что во дворе возникает свободный объект на неразмежеванной территории, и решение о застройке принимают не жители этого двора, а, условно скажем, власти. Однако если вы размежуете территорию, возьмете на ваш четырехподъездный дом два гектара земли и скажете: это наше, мы будем платить за это налог, то вы будете решать, что там размещать. Если вы поймете, что, разместив там точечную застройку, вы обеспечите себе капитальный ремонт на ближайшие лет сорок, то неожиданно станет ясно, что точечная застройка - это хорошо. Проблема не в застройке, а в том, как этот вопрос решается.

- Екатеринбург постоянно расширяется, появляются все новые районы. В других городах строительство ведется так же быстро? Насколько это хорошо и к чему может привести?

- Расползание городов - это общепризнанное зло, на мировом уровне. С одной стороны. С другой - у нас в России способов бороться с этим нет. Конечно, лучше, когда город реализует внутренние резервы развития и трансформирует городскую ткань, а не расползается в стороны. Но, к сожалению, у нас организационно проще построиться на чистом поле, чем заниматься тщательной, кропотливой работой по преобразованию внутреннего пространства.

При строительстве внутри города нужно много переговоров - с жителями близлежащих домов, властями, экологами, еще с кем-то... А в поле ты по-тихому купил какую-нибудь колхозную землю, и все, построил свое. У нас в Московской области это зло, я думаю, серьезней, чем в Екатеринбурге. Что я могу сказать... Встают жители на борьбу с этим юридическими методами. К сожалению, такое может происходить там, где нет никаких жителей. В будущем это большие транспортные и социальные проблемы, когда вот эти вот районы единообразно построены... Как в хрущовках сейчас. Там очень старое население, например. Городу от этого не очень хорошо.

- А зоологическая проблема? У нас иногда в отдаленных районах лоси на дорогу выбегают...

- Можно сделать так, чтобы они не бегали по дорогам. Есть такие подходы, например, чтобы они под дорогами или по мостам ходили.

- Где-то есть такая практика?

- В Германии, например, кролики везде бегают. В Европе сейчас везде на новых автобанах делают переходы для животных. Причем так, чтобы они не понимали, что идут над дорогой. Для них это просто холм. Они идут и не видят машин, не слышат их. У нас, когда строилась Кольцевая дорога московская, делали переход как дырку под дорогой. Но не всякое животное полезет в нору. Тот, кто живет в лесу, с небом над головой, не пойдет туда... Того же оленя в норе трудно представить, например.

- На такие переходы еще и деньги нужны.

- Нужны, а оно ведь никак не окупается. Внимание к природе - это всегда деньги. На днях я читал одно интересное исследование, там поднимался вопрос размещения парка в одном районе и влияния его на рост стоимости недвижимости. На самом деле, размещение простого парка приводит к росту стоимости недвижимости в районе, где он находится, от 12 до 20%. Общепризнано, что размещение парка - это рост налогообложения, это выгода городу. Может быть, не большая и не очевидная, но устойчивая и на долгий период.

- Вы уже бывали раньше в Екатеринбурге? Что можете сказать об архитектуре нашего города? Может, есть какие-то особенности?

- Я второй раз здесь. Мне, на самом деле, очень удивительно, откуда появилась тяга Екатеринбурга к строительству небоскребов. Это какой-то такой феномен... У меня есть предположения, почему это происходит.

- Можете поделиться?

- Ни для кого не секрет, что бывший главный архитектор города (Михаил Вяткин - прим.ред.) дал интервью, в котором признается в любви к небоскребам. Мне кажется, то, что он 20 лет искренне любил небоскребы, привело к тому, что в городе, в котором исторически никогда не было небоскребов, вдруг они появились, стали расти и теперь уже Екатеринбург этим гордится. Жить можно как угодно, можно с небоскребами, можно без них, но хотелось бы... Вот, скажем, есть город небоскребов - Гонконг. Там качество архитектуры другое и качество проектировщиков тоже другое. Значительно лучше. Это не как у нас - простой панельный дом, к которому внезапно позволили пристроить еще 40 этажей и мы назвали это небоскребом, а об архитектуре не подумали. Это мой взгляд, частный, я художественно не хочу критиковать. Тут и от потребителя много зависит, и от населения. Мы не знаем современную архитектуру. Для многих наших людей архитектура - это усадьба XIX века.

- На Плотинке в центре Екатеринбурга раньше был установлено сооружение - Краснознаменная группа. Теперь его убрали и никак не могут решить: что же поставить взамен. Вариантов масса - от памятника Пустоте до бюста Петра I. А что бы предложили вы?

- Все варианты хороши... Ставьте каждый год разное, какая разница? Если это хорошее место, если вокруг него можно придумать какую-то историю, не важно, какой там кусок железа стоит. Важно, чтобы это действительно трогало людей.

 

© Ксения Дубинина, АПИ

Распечатать


 
Понедельник, 14 октября 2019