Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Сергей Архипов: У нас уникальный город, в котором уже 16 особо охраняемых природных территорий

16 июня 2014 16:55

В этом году в Екатеринбурге обновили два парка: имени Павлика Морозова, который уже радует горожан спортивными площадками и местами для отдыха, и сквер за Оперным театром, открытие которого намечено на июль. Корреспондент АПИ встретился с главой комитета по экологии и природопользованию администрации города Сергеем Архиповым и узнал, какие парки будут отреставрированы в ближайшие годы, а также о бактерии, которая съест Широкореченский полигон, и брошенных на произвол субъектом федерации озерах и реках Екатеринбурга.

- Сергей Александрович, недавно был замечательно реконструирован парк имени Павлика Морозова. Скажите, в чем вы видите значимость этого парка для горожан и возникали ли проблемы с выделением средств на него?

- Проблемы, конечно, возникали, как, впрочем, и всегда. Потому что хотелось бы больше финансов, чтобы добиться лучшего результата. Но в итоге нашли оптимальный вариант и сделали довольно специфичный для Екатеринбурга парк - один из первых спортивной направленности. Когда встал вопрос о его благоустройстве, то предполагалось, что там смогут заниматься сразу несколько спортивных команд. В итоге реконструкции насчитали, что их число доходит до 15 - пока одни играют в волейбол, другие занимаются футболом, третьи бегают и так далее. Помимо этого, наш комитет по экологии настаивает на том, чтобы в каждом парке создавались площадки для выгула собак. Потому что все равно с собаками гулять будут. Этот вопрос мы будем централизовывать и при реконструкции парков будем ставить площадки со спортивными снарядами для животных, чтобы животные могли отдыхать отдельно от людей. Для ребятишек в парке Павлика Морозова мы сделали несколько детских площадок, а не одну, как раньше. Сейчас собираемся в них песочек завезти. Рассмотрим в ближайшее время на этот предмет и такие парки, как Зеленая роща, парк Камвольного комбината.

- А что вообще планируется в ближайшее время делать в Зеленой роще?

- В ближайшее время там будет сделано освещение. Затем мы будем разрабатывать проект развития дорожно-тропиночной сети, чтобы она вела к определенным объектам. Потому что там есть дороги, которые прерываются на полпути. Но вообще этот парк будет только для отдыха. Там есть сейчас небольшой спортивный уголок, но мы думаем, что с ним делать. Одно время мы пробовали там ставить новогоднюю елку, которая очень заинтересовала горожан. Делали зимой каток, но он оказался не так востребован, как мы предполагали - катаются, но немного. Поэтому мы решили все-таки вернуться к елке - там и мамочки с колясками гулять будут, и детишки бегать - любоваться. Тем более что елка там стоит с декабря по февраль и убирается даже позже, чем та, что в центре города.

- То есть этой зимой уже стоит ждать елку в Зеленой роще?

- Да, поставим.

- Будут ли проводиться какие-то работы на набережной Исети до Царского моста?

- Если говорить о строительстве объектов - это к архитекторам вопрос. Мы занимаемся очисткой реки и прилегающей территории. Мы поддерживаем ее в чистом состоянии. Особенно, если жители обращаются. У нас жители к хорошему быстро привыкают и поэтому говорят часто: «Там непорядок, тут непорядок». Вы нам указывайте на это, и мы наведем порядок. Благодаря этому появляется больше чистых мест и парков. И жители уже сами начинают некоторые места улучшать. Очень много создается волонтерских организаций, особенно этой весной был всплеск - в них вошли более трех тысяч человек. Это довольно серьезно. И мы сейчас задумываемся о том, что нужно в бюджет закладывать средства для обеспечения их всем необходимым - мешками, перчатками. Потому что уже довольно затратно становится, не как раньше - придут человек 100-200, и мы им спокойно выдадим специальные вещи, мусор вывезем после уборки.

- Ну, это ведь хорошо, гражданская активность повысилась...

- Это очень хорошо, мы и не возражаем, мы поддерживаем, находим ресурсы, выкручиваемся как-то. И с удовольствием продолжим помогать.

- Сергей Александрович, какие у нас в городе есть особо охраняемые территории и что дает этот статус?

- У нас уникальный город, в котором уже 16 особо охраняемых природных территорий. У других субъектов, которые даже вокруг нас расположены - Пермь, Челябинск, Тюмень,- особо охраняемых территорий в центре города такого количества нет. То есть мы, администрация города, нацелены на то, чтобы особо охраняемых территорий - парков - становилось больше. Мы им присваиваем статус, защищаем, запрещаем какие-либо работы кроме оговоренных в постановлениях и правилах по обустройству таких территорий. К ним относятся парк Морозова, Зеленая роща, парк на Ясной, парк Камвольного комбината, парк Энгельса, два дендропарка...

- То есть все парки?

- Не все. У нас в городе больше 20 парков. А для того, чтобы присвоить статус особо охраняемой природной территории, нужно провести определенную работу - все границы определить, посчитать все деревья, получить заключения, экологические экспертизы провести и уже после этого принимать решения - включать парк в список таких объектов или нет.

- Но расширять его планируется?

- Конечно. Вот сейчас мы четыре парка готовим, которые планируем осенью вынести на обсуждение в думе, для того чтобы их сделать особо охраняемой территорией. Еще у нас есть некоторые парки с этим статусом, границы которых мы хотим увеличить. Появился дополнительный гектар земли - решили его прикрепить к парку - это ведь только на пользу горожанам пойдет. Сейчас обсуждаем парк Камвольного комбината и 22 Партсъезда. По парку 22 Партсъезда будет проходить дорога к мундиалю 2018 года, но в то же время мы довольно большой участок к нему хотим присоединить.

- Хотелось бы узнать о городской свалке...

- Городских свалок нет. Сейчас многие жители даже звонят и говорят: «У нас контейнерная площадка грязная», а раньше звонили и говорили: «У нас свалка грязная». То есть горожане уже забывают это неверное слово. Вообще, сейчас борьба в городе за благоустройство, обустройство контейнерных площадок, наведение порядка на них приносит определенные результаты - и это заслуга администрации города. Конечно, управляющие компании не очень рады платить штрафы. Потому что житель утром выглянул в окно, увидел, что контейнерная площадка у него некрасиво выглядит, позвонил в инспекцию охраны окружающей среды, она приехала и выписала штраф. Конечно, не за один момент, но это происходит. И эти деньги, хоть и небольшие, попадают в бюджет города. А когда управляющая компания постоянно платит за беспорядки, которые творятся на контейнерной площадке - не вовремя вывезенный мусор, контейнеры сломанные,- ей приходится в итоге все это ремонтировать, приобретать новые мусоровозы, создавать какие-то программы. И Екатеринбург в этом плане сейчас является одним из лучших. Мы настаиваем на том, чтобы управляющие компании поменяли свои контейнеры старые - черные, ржавые, металлические, на новые, пластиковые, с педалью и крышкой, чтобы житель мог не прикасаясь к ним выбрасывать мусор. Кроме того, он всегда должен быть закрыт - потому что отходы, которые туда попадают, затем поступают на завод, и они не должны быть мокрыми, грязными, чтобы больше получить вторичного сырья.

- А если во дворе крысы бегают, около контейнерной площадки, это куда надо обращаться?

- В управляющую компанию, Роспотребнадзор - ее должны оштрафовать, чтобы она приняла соответствующие меры. А крысы появляются потому, что площадка вовремя не убирается, контейнеры содержатся открытыми - все нарушения налицо. Необходимо добиться того, чтобы Роспотребнадзор включил управляющую компанию в план проверки.

- Вернемся все-таки к городскому полигону, куда свозят мусор со всего города - в районе Широкой речки. Там постоянно мусор разлетается по окрестным лесам - что-то с ним планируется сделать?

- У нас два полигона в Екатеринбурге, и по ним мы также проводим последовательную работу. Никому их не отдаем, так как они являются собственностью муниципалитета. По Широкоречинскому полигону мы готовим проект реконструкции, будем его расширять. Сейчас создаем две современные карты. Раньше, в тридцатые годы, делался затвор из глины, который, возможно, где-то протекал. Хотя мы, конечно, контролируем скважины, которые расположены по периметрам. Но кто знает, что может произойти через 20-30 лет - вдруг какие-то вещества попадут в грунт. Мы уже сделали одну карту, которая защищена по самым современным нормам - пластиковой пленкой из специального состава. У нее гарантия как минимум 50 лет, как максимум - 500-600 лет, потому что пленка не разлагается. Ну а через 50 лет уже все вредные вещества исчезнут. Готовим вторую и третью карту такого же качества - в данный момент они проектируются. К концу года уже получим проект, рассчитаем его стоимость и начнем реализацию. А старую карту рекультивируем - закроем, загоним трубочки, через которые будет выходить газ - метан. Его мы будем либо сжигать, чтобы он превратился в наименее опасный углекислый газ, либо заправлять им мусоровозы, использовать для обогрева домов, которые находятся в близлежащих поселках.

- А что собой представляет эта карта? Как она вообще выглядит?

- Карта - это корыто, которое вырывается в земле. Затем туда насыпается песочек, затем кладется пленка, потом опять песочек, вводятся трубы, которые могут оттуда забирать жидкую фракцию, если вдруг она образуется из-за дождя и снега. И все это будет накапливаться определенными слоями, которые будут засыпаться землей - то есть получится слоеный пирог, который не принесет никакого вреда окружающей среде.

- Понятно. А что будет с мусором, который есть там сейчас - горы, с которых все разлетается?

- Мы его засыплем землей - просто засыплем и вставим трубы, через которые будет выходить газ. А на этой горе что-нибудь придумаем, может, разместим теплицы, в которых будем выращивать цветы. Она сама по себе теплая, плюс поставим котел, в который будет газ поступать - пускай горит. Ну а цветы девушкам будем дарить - на 8 Марта, на Новый год.

- А запаха не будет?

- Запаха не будет. В принципе его уже и сейчас нет - по крайней мере, жители не жалуются. Там больше запахов от заводов, чем от полигона. Единственная проблема, конечно, заключается в том, что разлетается мусор - но мы его периодически собираем. А когда закроем карту, этого уже ничего не будет. Травку посадим, деревья и появится там красивая рощица.

- А пластиковых пакетов, полиэтилена там нет разве?

- Конечно, есть.

- Но ведь он разлагается очень долго...

- Да, 500 лет. Но, понимаете, человечество развивается очень оперативно. 20 лет назад мы не предполагали, что у нас будут сотовые телефоны и мы сможем так легко переговариваться на расстоянии. Возможно, завтра кто-то придумает бактерию, которую мы запустим в полигон, и она съест весь пластик. Уже сегодня в Новосибирске разработана бактерия, которая разъедает пластик. Поэтому срок реализации этой идеи - это уже не 80-90 лет, а 8-9 лет. Пока это эксперимент, но, я думаю, что у нашего поколения очень умные дети и они смогут этим воспользоваться.

- В этом году, получается, сделаны парк Павлика Морозова и сквер за оперным театром. А из водоемов какие-то приведены в порядок?

- Вообще на территории Екатеринбурга река Исеть и все водоемы - федеральные. Поэтому мы все время обращаемся к субъекту федерации и просим: «Милый субъект, ну займитесь своими вопросами, наведите порядок на своих водоемах, ведь жители города платят налоги». Но ни денег они не выделяют, ни сами не принимают участие в этом.

- А нельзя перевести в ведение города водоемы?

- Да ради Бога, только просто так ведь нельзя перевести - нужны средства под это. Мы ведь скажем: «Хорошо, вы нам отдаете, но тогда дайте и финансы - и мы сами все сделаем». Хотя нам приходится наводить порядок за счет наших городских денег, очищать территорию и на прилегающей территории, потому что жители обращаются к нам. То есть субъект просто отказывается от своих обязанностей. Есть министерство природных ресурсов и экологии, есть МУГИСО. Сегодня РФ передало свои полномочия субъектам федерации, и они обязаны выполнять свои обязательства. Река Исеть, так же как Шарташ, Верх-Исетский, Нижне-Исетский, Городской пруды,- все они принадлежат субъекту федерации, и они обязаны за ними следить, их чистить - это прописано в Водном кодексе РФ. Помимо этого, Екатеринбург окружен лесами - наших городских лесов всего лишь 2,8 гектара. Все остальное - леса субъекта федерации и федерации - они обязаны в них порядок наводить. Но они от нас требуют этого, мы обязаны деньги тратить. Так же и по земле - очень много участков, которые принадлежат субъекту федерации, и на их территориях они обязаны наводить порядок, убирать свалки. Большинство неухоженных территорий в городе - принадлежат субъекту. Нам приходится все время с ними перепиской заниматься, а они избирают позицию: «На территории города - вот и занимайтесь этим». Это нарушение Бюджетного кодекса - если мы начинаем тратить финансовые средства на территории, которые нам не принадлежат. Я больше скажу: отлов безнадзорных животных - тоже обязанность субъекта федерации. Они обязаны контролировать численность в муниципалитетах за счет своих средств. Мы сейчас настаиваем на том, чтобы они передали нам эти полномочия вместе с деньгами, потому что мы любим своих горожан и защищаем их. Нас ругают за то, что мы не должны делать, но что мы делаем.

 

© Анна Федорова, АПИ

Распечатать


 
Воскресенье, 8 декабря 2019