Регионы: Свердловская областьЧелябинская областьТюменская областьПермский край
Свердловская областьЧелябинская область

Михаил Вяткин

22 февраля 2011 10:43

Екатеринбург из города с типовыми постройками советского периода превратился в красивый и удобный для жизни людей мегаполис. О том, как формируется архитектурный облик города, и какие преобразования ждут Екатеринбург в ближайшее время, в интервью порталу erburg.ru рассказал начальник Главного Управления архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Администрации города Екатеринбурга, Заслуженный архитектор России Михаил Вяткин.

  

- Михаил Борисович, прежде всего, разрешите Вас поздравить с присвоением высокого звания «Заслуженный архитектор РФ», которое было Вам присвоено указом Президента РФ в феврале этого года за заслуги в области и архитектуры и многолетнюю плодотворную деятельность. Какие достижения Вы бы отметили в первую очередь?

- Прежде всего, звание «Заслуженный архитектор» присуждается в разных номинациях. Что касается главного архитектора города, к нему выдвигаются определенные требования. Во-первых, претендент должен проработать определенное количество лет в данной должности, и, разумеется, комиссия смотрит на то, что сделано с его участием в городе, градостроительством и градорегулированием которого он руководит. За комплекс этих работ мне и присвоено звание заслуженного архитектора. Я руковожу Главархитектурой с 1996 года, и за это время Екатеринбург существенно изменился. Я считаю, что это общая заслуга архитекторов нашего города и разделяю свою награду со всеми архитекторами, градостроителями и Администрацией города Екатеринбурга.

 

- Какие основные задачи решает Главархитектуры?

- Первая и главная задача – разработка и утверждение градостроительной документации. Это документы территориального планирования, каковым является Генеральный план города, документы градостроительного зонирования, проекты планировок, межевание, градостроительные планы земельных участков. То есть вся документация, которая предусмотрена новым Градостроительным кодексом. На базе этой документации ведется разработка и мониторинг правил землепользования и застройки. Екатеринбург одним из первых российских городов начал на практике применять нововведения Градостроительного кодекса, который был принят в 2004 году. Мы разработали Геплан, утвердили Правила землепользования и застройки. Нашей основной задачей было регулирование застройки города на основании этих двух документов – градостроительной документации и правил землепользования и застройки, регулирование в самом широком смысле этого слова, начиная от документов по землеотводу и кончая актами ввода объекта в эксплуатацию. Это наш диапазон действия.

 

- Какие тенденции видите – куда движется екатеринбургская архитектура: стало больше хороших проектов или, напротив, многие вызывают сомнения?

- Конечно, архитектура Екатеринбурга за последние 10-15 лет неузнаваемо изменилась. Сегодня нет типовой архитектуры, которая была в советские времена, когда все города были похожи один на другой, здания строились по типовым проектам. Сейчас практически все здания индивидуальные. Есть очень интересные находки, но, конечно, не обходится и без ошибок. Я бы сказал так: от количества нужно переходить к качеству.

 

- Что для Вас является качеством?

- К примеру, сейчас много новых зданий, уникальных в плане объемно-планировочных решений. А если говорить об отделочных решениях, то здесь палитра очень скупа. Применяемые материалы можно перечислить по пальцам: стекло, композитные материалы типа алюкобонда и керамогранита, штукатурка «церезит» и практически все. Хотелось бы видеть большее разнообразие отделочных материалов - от этого обогатится и архитектура. Я совершенно недоволен тем, что сегодня не употребляются естественные материалы и камни - здание должно быть долговечным. Радует, что инвесторы стали задумываться об архитектуре. Еще недавно для них основной целью было получение строительных площадей, а сегодня они смотрят и за эстетикой. Поэтому жаль, если эта архитектура будет существовать максимум пять-десять лет, а потом потребуется ее замена. Я бы предпочел видеть долговечные материалы, чтоб здание стояло на века и потомки могли сказать: это здание построил архитектор «Иванов» по заказу бизнесмена «Петрова». Тогда в анналы истории войдет не только имя архитектора, но и застройщика.

 

- Как вы считаете, в центре города новая постройка должна выделяться из исторического контекста или мимикрировать?

- Вписать объект в исторический контекст, особенно современного города, очень трудно. Екатеринбург - город крайне компактный, а динамика развития за последние десятилетия была очень сильной. Мы строим больше всех других городов-миллионников. Только одного жилья в 2010 году было построено более 1 миллиона квадратных метров, ежегодно вводим по 500 тысяч квадратных метров нежилых помещений. Темпы роста значительные, территории не хватает, и мы были вынуждены строить в существующей застройке. Как увязать соотношение исторической и новой застройки - это самая большая проблема, которая стояла перед городской архитектурой. Поэтому нельзя ставить вопрос – должна ли архитектура выделяться из исторического контекста или, наоборот, мимикрировать. И то, и другое. Архитектура не должна резко контрастировать. Пропорции, композиции, пусть с новыми формами и материалами, должны быть увязаны между собой.

 

- Как Вы думаете, архитекторам из других стран и городов есть чему у нас поучиться?

- Если говорить о дальнем зарубежье, то, будем откровенны, пока еще нет. Мы только подходим к уровню современных европейских и азиатских городов. А вот если рассматривать Россию и ближнее зарубежье, то здесь архитекторы могут взять у нас многое. Я бы в первую очередь назвал даже не столько архитектуру города, сколько именно развитие Екатеринбурга, его градоустройство. Мы были одними из первых, кто увязал Стратегический план развития города с Генеральным планом. Сегодня это общепризнанный подход, а мы были в этом плане пионерами. Сначала разработали Стратегический план, затем Генеральный план, и дальнейшее развитие города осуществляется на основе Стратегического плана. Стоит отметить и сам Генеральный план. Мы его разрабатывали самостоятельно. Здесь есть вещи, которые были бы полезны для архитекторов других городов. Мы постоянно совершенствуем Правила землепользования и застройки, и сегодня они стали понятны не только для нас, специалистов, но и для всех инвесторов. Это улучшает инвестиционный климат в городе, и именно поэтому в Екатеринбург массово идут инвесторы из других городов. Что касается архитектуры отдельных зданий, то и здесь есть интересные находки. Во всяком случае, наши зодчие успешно выступают и на российских, и на региональных фестивалях.

 

- Каким бы Вы хотели видеть Екатеринбург? Расскажите о своих архитектурных пристрастиях.

- В первую очередь, город должен быть красивым и удобным для проживания населения. Если говорить об архитектуре здания, я не люблю вычурную, слащавую архитектуру. Считаю, что архитектура должна быть рациональной, удобной, служить на благо человека. Архитектура должна помогать жить, помогать жить хорошо. Мои пристрастия – это архитектура, которая практична, удобна, не вычурна, возможно, брутальна.

 

- Например, как конструктивизм?

- Да. Кстати, конструктивизм зародился в России, и Екатеринбург обладает огромным количеством памятников этого направления. К нам приезжают зарубежные архитекторы изучать эти здания, а мы их не замечаем. Современному заказчику скорее нужна лепнина, вычурные детали, колонны, пилястры. Возможно, это красиво, но красиво для дворцов. Возьмем архитектуру элитного жилья – индивидуальные дома. Я много раз был в Европе и Соединенных Штатах – там нет такой роскоши, которую делаем мы. Сегодня у нас элитные поселки – это скопище мини-замков. На замки в полноценном смысле они не тянут, но по форме и образу издалека их напоминают. Подчеркнутая роскошь – башенки, сложная форма, на мой взгляд, неудобна и в плане жилья, и выглядит странно.

 

- Возможно, это недостаток вкуса…

- Я думаю, что это не столько недостаток вкуса и культуры. Мы всю жизнь были настолько ограничены, что сейчас, когда почувствовали свободу, ударились в другую крайность. Этих излишеств у нас стало много.

 

- Какие значимые проекты в настоящее время реализуются в городе?

- Если говорить о долгосрочных перспективах, в ближайшие 5-10 лет таких изменений в архитектуре Екатеринбурга, какие были в предыдущее десятилетия, не произойдет. В целом, инвестиции в застройку центральной часть города уменьшатся в силу того, что свободных площадок для застройки в центре у нас нет. Развитие города пойдет на периферию. Будет строиться жилье и социальные объекты, дороги, развязки. Для коренного изменения центральной части города нужен импульс извне. Таковым может стать чемпионат мира 2018 года или всемирная выставка EXPO-2020. Если Екатеринбург станет городом, который получит право на проведение этих мероприятий, центр города может существенно измениться, даже возможно появится целый новый район.

 

- А что касается ближайшей перспективы?

- У нас целый ряд масштабных проектов. В первую очередь - микрорайон Академический. Этот проект уже стал визитной карточкой Екатеринбурга. Ни в одном городе России сегодня нет подобного района и таких темпов строительства. Это комплексная застройка не только жильем, но и объектами соцкультбыта, торговли, объектами приложения труда. В числе других интересных проектов – застройка Уральского федерального университета в районе Шарташа вместе с технопарком.

 

- В какой стадии сейчас находится этот проект?

- Проект планировки УрФУ вместе с технопарком разработан и находится на утверждении. УрФУ разрабатывала наша мастерская Генерального плана, а технопарк разрабатывал институт УралНИИпроект.

В числе других проектов я бы назвал и крупнейший выставочный центр, который строится по дороге на аэропорт Кольцово. Если в прошлом году «Иннопром» проводился на случайных площадях, то теперь это будет постоянно действующая, известная евроазиатская выставка. Кроме того, я бы назвал Сити-Екатеринбург. Надеюсь, что застройщик не ограничится одной башней-Исетью. Сити-Екатеринбург рано или поздно будет застроен и, несомненно, украсит деловую часть города.

Из жилья интересен поселок Светлореченский. Это небольшой экспериментальный поселок, который послужит полигоном для обкатки новых технологий. По его пути мы будет строить поселок Медный-2 - крупный жилой район малоэтажной застройки. Жилищное строительство в Екатеринбурге, несомненно, будет развиваться, и мы ожидаем большой объем капитальных вложений.

 

- У Вас есть любимое место для прогулок?

- К сожалению, сейчас времени для того, чтобы гулять по вечерам, не хватает. В детстве времени было намного больше, а поскольку я жил на окраине города, то мы предпочитали гулять на природе. Ходили и на карьер «возле вертолета», вокруг которого сейчас ведутся споры относительно того, правы ли мы были, когда отвели участок под этот ретейл-парк.

 

- А Вы сами как считаете?

- Если он будет ретейл-парком, тогда, пожалуй, да. Если все кончится только рынком и торговым центром, то нет. Поэтому должно быть и то, и другое. На площадке, где сегодня стоит вертолет, строительство торгового центра возможно. Я хорошо помню то время, когда раньше там была исправительно-трудовая колония. Вот на ее месте торговый центр вполне может быть. А сам карьер – это уникальное место. Его надо сделать зоной отдыха, чтоб к карьеру были хорошие подходы со стороны жилья. Чтоб он не был окружен торговыми и складскими зданиями. Карьер должен быть доступен.

 

 

- На городских форумах нередко можно услышать критику градостроительной политики Екатеринбурга. Что бы Вы ответили Вашим оппонентам?

- Архитектура, видимо, всегда была и будет той отраслью, в которой «разбираются все». Поэтому критиков будет всегда в достаточном количестве. К этому надо относиться спокойно, разумно и прислушиваться к критике. Мы стремимся, чтобы все проекты были публичны. Надо исходить из того, что проект создает конкретный автор для конкретного заказчика. И архитектурное исполнение объекта остается целиком в компетенции заказчика. Вмешиваться в архитектуру мы по действующему законодательству не имеем право. Главархитектура определяет параметры здания, его назначение, предельную высоту, ширину. А говорить, каким цветом покрасить, - это не задача главного архитектора. Это задача автора. Если он сделал плохой проект, то впредь к нему никто не обратится. По такому принципу работают на Западе. Там даже публичные слушания проводятся далеко не всегда. А в Екатеринбурге все объекты, которые строятся в центральной части города, проходят обсуждение на градостроительном совете. Это представительный орган, куда входят все признанные мастера архитектуры, заслуженные архитекторы, в том числе академик Г.И. Белянкин. Поэтому архитектура в центральной части города оценивается достаточно объективно. На периферии архитекторы имеют большую свободу, но мы тоже смотрим за ними. Кроме того, когда мы отводим землю под застройку, этот вопрос рассматривается на межведомственной комиссии. В городе работает комиссия по правилам землепользования и застройки, в которую входят представители самых различных организаций – от технических до общественных. Поэтому я не считаю, что у нас все скрыто от населения. Напротив, мы открыты к диалогу, но к диалогу конструктивному.

 

Беседу вел Олег Потапенко, фото Анны Храновской

 

 

 

 

Распечатать


 
Воскресенье, 8 декабря 2019